︎













Крымский мост



- уникальный инфраструктурный Мега-проект, который был закончен в конце 2019-го года. Он представляет собой уникальный артефакт для контр-криминалистического (counter-forensic) расследования как объект, отражающий наиболее полно колониальную логику современной России. Как возможно провести расследование насилия, исходящего от инфраструктуры, которая активно оперирует на множестве пространственных уровней? Инфраструктуры, границы которой проходят не по линиям забитых свай, а по линиям распространенной пропаганды?



Эта веб-платформа работает как альтернативная навигационная система проекта, рабирающая его на части, чтобы показать разложение его основы и пути его обхода. Введение описывает структуру и цели расследования. Диаграмма иллюстрирует основной принцип работы Крымского моста. Модель отображает его основные (дис)функции.



       

обоснование



Крымский мост - это, в первую очередь, материальный проект российской пропаганды. Это то, что Брайан Ларкин называет "поэтической инфраструктурой" - "конкретные семиотические и эстетические средства транспорта (vehicles) … освобожденные от своей технической функции” (Larkin 2013, 329). "Они происходят из и хранят в себе формы желания и фантазии и могут принимать на себя аспекты фетишизации, иногда полностью автономные от их технической функции" (Larkin 2013, 329). Крымский мост является примером такой поэтической инфраструктуры с его арками, фетишизированными на полном ассортименте сувенирной и медиа продукции.  



Такая фетишизация пронизывает все формы медиа присутствия моста. Официальная страница, посвященная мосту, обозначает основным успехом проекта возможность убедиться, что мост не был сфотошоплен, предоставляя бесконечный поток видео в 360’, усиленный множеством выставок где мост можно потрогать, пройтись по нему, посмотреть на него в VR очках.  



Одержимость материальностью моста свидетельствует о тесной связи дискурса и материи, материально-дискурсивном внутри-действии (intra-action) в терминах Карен Барад (Barad, 2007). Говоря язвком поп-культуры, можно представить, что проект Крымского моста – это кристраж, волшебный объект, созданный Волан-де-Мортом, чтобы содержать в безопасности части его души (Rowling 2005). Кристраж, хоть и наделяет Волан-де-Морта временным бессмертием, делает его душу подверженной материальной уязвимости кристража (Rowling 2005). Эта метафора продуктивно представляет Крымский мост как aртефакт, в котором национальная идея путинского режима делает себя уязвимой.

  
Проследить (дис)функции Крымского моста - это поставить под угрозу основу национального подъема.



метод



Дипфейк: Анна Энгельхардт и Джулиен Мерсьер. Узнай как сделать свой дипфейк



Канал Russia Today является основным медиумом российской пропаганды для западной аудитории. RT представляет уникальный случай, когда российская пропаганда воспринимается аудиторией как альтернативное средство массовой информации, представляющее политику, идущую вразрез с мейнстримной позицией. Представляя альтернативу, гул пропаганды начинает восприниматься всерьез. Фейк становится альтернативой. Можем ли мы представить свою версию фейка и установить свою систему проивзодства правды? Какие варианты производства истины доступны в авторитарном государстве, где эффективно функионирует система наказания за попытки создания альтерантивных структур? Где политика государственной истины не закнчивается на органах правительства, а является единственно возможной модальностью для музеев и университетов?  
   

Практика производства истины является центральным вопросом моего расследования. В условиях, когда научное знание так же коррумпировано, как СМИ, дистанция от учреждений, имеющих монополию на эпистемологический порядок, является единственной возможной формой производства истины. Политичсекие активист_ки, открыто работающие с собственной ангажированностью, показывают наиболее эффективный способ совмещения разных эпистемологических систем. Истина в поле активизма определяется исходя из оценки дисбаланса властных отношений и не берется как данность.  


В данном расследовании выполняется попытака такого совмещения - конвенциональный анализ события, произошедшего в прошлом, обеспечивает продолжение события в будущем, одновременно определя себя в его рамках. Такая петля обратной связи нарратива, влияющая на свою реальность, называется хайперстишном. В данном случае хайпесрстишн - это фейк, который становится частью реальности и влияет на нее.  



ПРоект:



Анна Энгельхардт 
engelhardt@riseup.net


Бесконечно признательна Джульену Мерсьеру за техническую помощь в организации дипфейка, Саше Шестаковой за эмоциональную, концептуальную и переводческую работу, Сантьяго Ривасу за продуктивные дискуссии, Л за помощь с аудио и поддержку.