︎






Mark

04




Я  описываю различные формы  насилия, производимые Крымским мостом через термин  «сбитое животное», опираясь на анализ  Стефани Р. Фишель (Fishel 2019). Убийство сбитого животного происходит не столько из-за конкретной машины или водителя, а из-за инфраструктуры самой дороги, которая толкает нечеловеческих животных к опасным переходам. Она убивает и тех, кто боится пройти и чья среда обитания оказывается на пути дороги. Эта комбинация приводит к понятию «сбитое животное» (roadkill), который не ограничивается разлагающимся трупом на стороне шоссе, но, включает и более общий ущерб, причиненный "дорожной экологией" (Grob 2007, 396 цитируется в Fishel 2019).


Я использую это понятие чтобы подчеркнуть, разницу в ущербе экологии, наносимой логистикой в месте своего нахождения. Разрыв в этом смысле отличается от понятия блокады или сдерживания, поскольку он не подразумевает ничего внутреннего, отделенного от внешнего (Cowen 2017; Алимахомед-Уилсон и Потикер 2017; Sebregondi 2018). Это означает, что вся логистика строится на принципах состязательной инфраструктуры, но ее состязательный характер обычно маскируется тем фактом, что убийства, связанные с нечеловческими животными, рассматриваются как сопутствующий ущерб.


Состязательная инфраструктура соединяет применение дорог против человеческих субъектов с его инструментализацией против нечеловеческих. Крымский мост, в данном случае очень специфическая дорога, поскольку он не проводит различий между человеческими и нечеловеческими субъектами; обе категории признаны нежелательными: рыба, птицы, дельфины, крымчане (Grob 2007 цитируется в Fishel 2019; Ромащенко, Яцюк, Шевчук, Вышневский и Савчук 2018; Веселова 2017; Уильямс 2016). Состязательная инфраструктура отделяет цели в зависимости от их колониального статуса, а не через дихотомию человеческого-не-человеческого.


Одной из нечеловеческих популяций, пострадавших от моста, является дельфин. Российское правительство, используя дельфина в качестве одного из рекламных талисманов для Крымского моста, производит отчеты о том, что строительство моста увеличило популяцию дельфинов, тем самым установив четкую связь между дельфинами и мостом. На самом деле, популяция дельфинов была вытеснена Крымским мостом. Мост разрушил экологию Керченского пролива, жизненно важную для миграции дельфинов, и резко изменил уровень подводного шума, затруднив их кормление и общение (Ромащенко, Яцюк, Шевчук, Вышневский и Савчук 2018; Давыдов 2018). Новые экологические условия привели к вспышке гибели дельфинов - с 2017 года на берегу было найдено 998 дельфинов (РИА 2019).  


Российское правительство, пытаясь инструментализировать дельфинов, ставит в центр внимания их популяцию и связь с Крымским мостом. Появляется уникальная возможность сопротивления экологическому насилию, которое в России как правило проигнорируется.